Архиерейское подворье – бывшая лаврская Киновия

Первую киновию – по гречески «общежительный монастырь», учредил в IV в. Преп. Пахомий Великий. В данном, уникальном, случае такое название получило отделение Лавры, история которого началась с 1714 г. Петр I пожаловал Александро-Невскому монастырю на правом берегу Невы, между дер. Клочки и казенными кирпичными заводами, пустынный участок площадью 141 1/6 десятина (около 150 гектаров), покрытый сосняком и кустарником.

Осваивать участок начали, однако, только в 1810 г. Крестьяне дер. Клочки стали покушаться на пустующие земли, и лаврские работники расчистили их под пашню, сенокос и огород. Через десять лет по инициативе наместника Лавры архимандрита Товия и Санкт-Петербургского митрополита Михаила (Десницкого) было решено разместить в живописном уединенном месте летнюю дачу — загородный архиерейский дом (такой статус, приближенный к положению самостоятельного монастыря, получила будущая Киновия). Там Владыка намеревался поселиться после ухода на покой, построив каменную церковь, часовню и кельи для размещения престарелых и больных монахов Лавры (поскольку в монастыре не было больницы), а также скотный двор.

Архитекторы Лавры В. П. Петров и А. Прокофьев составили соответствующий проект, утвержденный архиереем. К концу лета 1820 г. был вчерне окончен деревянный дом, 29 января 1821 г. был освящен во имя Всех Святых отдельно стоящий деревянный храм. В связи с внезапной кончиной митрополита, намеревавшегося финансировать работы за счет второго издания своих проповедей, каменная церковь так и не была выстроена. Летом 1822 г. полностью завершилось строительство трех небольших зданий. Окрестные земли распахали под яровые, разбили сад. Началось существование Киновии, обязанности настоятеля которой исполнял смотритель архиерейского дома. 6 мая 1825 г. митрополит Серафим (Глаголевский) распорядился поселить в Киновии двух иеромонахов, иеродиакона и двух послушников и отпускать ежегодно на ее содержание 2553 руб. ассигнациями.

В 1840 — 1841 гг. на средства известного церковного благотворителя, Санкт-Петербургского купца Ф. Ф. Набилкова и по проекту архитектора А. 3. Комарова на въезде в Киновию со стороны Невы была построена небольшая надвратная классицистическая колокольня. Набилков писал в Духовный Собор Лавры, что для поднятия престижа столицы как духовного центра нужно максимально способствовать упрочению второго городского монастыря — Киновии. И его слова не расходились с делом. Вскоре, в мае 1844 г., он пожертвовал средства на постройку каменных келий. С лета 1845 до 1847 гг. по проекту А. П. Гемилиана при участии лаврского архитектора К.И. Брандта были возведены два симметричных двухэтажных корпуса с южной и северной стороны. В 1846 г. в северном корпусе, где находились покои митрополита (совр. Октябрьская наб., 16), было начато устройство домовой церкви. 19 октября 1847 г. состоялось ее освящение наместником Лавры архимандритом Вениамином во имя Архистратига Михаила.

В те же годы началось формирование будущего Киновиевского кладбища в юго-западной части. В 1848 г. по инициативе смотрителя иеромонаха Паисия стали производиться захоронения за церковью Всех Святых, возможно, отдельные могилы вокруг нее располагались и ранее, с 1820-х гг. На трех отдельных участках хоронили монашествующие и почетных мирян (за зданием Троицкого храма), жителей победнее — за канавой, а рабочих кирпичного завода — за забором, в поле с восточной стороны.

24 марта 1849 г. Ф.Ф. Набилков завещал 30000 руб. на постройку в Киновии каменного пятиглавого трехпрестольного собора во имя Пресв. Троицы с приделами во имя всех икон Пресвятой Богородицы и Всех Святых, по образцу собора Киево-Печерской лавры. В 1855 г. К. И. Брандт составил проект нового каменного храма. Ветхая деревянная церковь во имя Всех Святых по инициативе подрядчика купца И. К. Пирогова была перенесена на кладбище, к юго-востоку и переделана по проекту архитектора Г. И. Карпова. 5 апреля 1861 г. в Духовный собор Лавры тот же Карпов представил план нового храма взамен проекта Брандта. По нему 17 июня 1862 г. и был заложен Троицкий собор. В состав строительной комиссии вошли смотритель Киновии игумен Аполлинарий, почетные граждане В. Ф. Громов, С. Г. Кудрявцев и продолживший строительство брат Ф. Ф. Набилкова, Василий. К концу 1864 г. храм был окончен вчерне. В ходе работ стало ясно, что сумма, завещанная Ф. Ф. Набилковым, недостаточна, и перед смертью в 1865 г. В. Ф. Набилков завещал окончить постройку своему сыну и оставил для этого еще тридцать тысяч рублей. Николай Набилков выполнил отцовский завет, и 28 июля 1868 г. Троицкий храм был освящен викарным епископом Выборгским Григорием (Медиоланским). Согласно отзывам современников, церковь в русско-византийском стиле имела “величественный вид” и отличалась “роскошной внутренней отделкой”, отделка и убранство были «исполнены весьма тщательно в строгом византийском стиле». Русский стиль здания восходит к церковным сооружениям К. А. Тона. «Главный фасад обращен на Неву с красивой лестницей о восьми ступенях. Также красив снаружи храм, поднятый над всей местностью. Внутренняя отделка его весьма изящна, особенно иконостас и живопись». Эскизы внутренней отделки и утвари составил также Г. И. Карпов. Образа для иконостаса, вырезанного охтинским мастером И. Е. Абросимовым, и запрестольный образ исполнил на досках академик живописи И. А. Тюрин. Росписи стен (в том числе, вероятно, изображения Евангелистов в парусах) выполнил И. Ф. Михайлов, утварь изготовили на фабрике И. Н. Алексеева, а паникадило — на бронзолитейной фабрике Шопена. Под церковью находился «обширный подвал со сводами, предназначенный для погребения». Святыней храма считался образ Божией Матери всех скорбящих Радости XVII в., привезенный, по преданию, с Афона.

Литургия совершалась ежедневно, зимой — в теплой Всесвятской церкви. День Всех Святых являлся главным праздником Киновии, после Литургии, совершавшейся обычно архиерейским чином, крестный ход шел вокруг монастыря и кладбища. После купцы разворачивали ярмарочные палатки. Во второй половине XIX в. был организован перевоз на левый берег Невы, использовался небольшой пароход “Киновия”.

…9 июня 1923 г. Петрогубисполком вынес решение закрыть и упразднить Михаило-Архангельскую церковь. Келейные корпуса Киновии были конфискованы под жилье и в этом статусе сохраняются до настоящего времени. Собор в 1925 – 1937 гг. принадлежал приходу Патриаршей церкви, настоятелем первоначально был будущий Ленинградский митрополит, тогда архимандрит Гурий (Егоров). Затем в храме служили прот. Николай Петропавловский, Евгений Золкин, Павел Троицкий.

В начале 1920-х гг. кладбище официально не действовало, однако в 1928 г. было расширено в сторону военного стрельбища и вновь открыто. Когда число прихожан увеличилось после постройки на соседнем участке дома-коммуны для рабочих Невского комбината и завода «Республика», власти особенно забеспокоились. Уже в 1931 г. они настаивали на сносе хотя бы «мешавшей» новой стройке Всесвятской церкви. 20-21 ноября 1933 г. были сняты и впоследствии переплавлены 7 колоколов Киновии весом 4408 кг. Одновременно не оставлялась идея «ликвидации» главной – Троицкой церкви. 14 июня 1934 г. был внесен проект следующего постановления: «Принимая во внимание, что церковь находится в рабочем районе и окружена промышленными предприятиями, что рабочие последних дали наказ своим депутатам в Советы добиваться закрытия церкви, что здание содержится крайне неудовлетворительно и что по техническим особенностям использование здания для общественных надобностей нецелесообразно – церковь «Св. Троицы» закрыть и здание снести». В 1936 — 1937 гг. уже предполагалось закрыть не только церковь, но и кладбище. 13 сентября 1936 г. областная комиссия по вопросам культов постановила закрыть церковь Пресв. Троицы. И хотя община боролась до последнего, адресуя жалобы в Москву, 23 июня 1937 г. Президиум ВЦИК утвердил постановление Президиума Леноблисполкома «церковь закрыть и здание передать под мастерские Промкомбината Володарского района». Здесь разместилась фабрика, в подвале — картофелехранилище. В том же году была разрушена колокольня, в 1942 г. — церковь Всех Святых, уничтожены ряд хозяйственных сооружений, все захоронения у церквей. Здание Троицкой церкви после 1937 г. претерпело очень значительные утраты: были снесены центральная шатровая световая глава и пять боковых, растесаны оконные проемы; сбиты почти все элементы наружного декора. В храме устроены два междуэтажных перекрытия. Утрачена вся внутренняя отделка, усыпальница в подвальном этаже.

По приказу министра легкой промышленности СССР А. Н. Косыгина от 31 октября 1949 г. комбинат подсобных предприятий Главленхлоппрома передал изуродованное здание Всесоюзному строительно-монтажному тресту «Легпромстрой» (строительно-монтажный трест № 6). Церковь уже окружали безобразные постройки котельной, склада, проходной; стоянка автомашин; в алтаре, отделенном глухой стеной, находились котельная и туалет.

В 1952 г. церкви нашли очередное использование – под общежитие. По всем четырем этажам поселились рабочие легкой промышленности. В 1951 – 1953 гг. сооружен производственный корпус за алтарем. Только в 1960 г. многострадальное здание покинули жильцы и на следующий год здесь разместился трест № 19 комсомольско-молодежного СМУ № 1 имени XIV съезда ВЛКСМ. В 1991 г. база механизации была преобразована в АОЗТ «Пульс», занимавшее нижние этажи и подвал перестроенного храма (верхний этаж заняло впоследствии МГП-1).

В настоятельском корпусе полностью перепланирована домовая церковь во 2-м этаже с размещением в ее объеме жилых квартир. Частично сохранились ее своды, у окна в одной из квартир — роспись: изображение преподобного. В настоящее время на территории также располагается АО «Акбор» (автосервис «Хонда»), занимающее возведенный к 1990 г. северный производственный корпус. Киновия даже в нынешнем ее виде – интересный и единственный сохранившийся образец небольшого монастырского комплекса бывших окраин С.- Петербурга, выдержанный в традиционных для третьей четверти ХIХ века формах «русского стиля»; доминанта в панораме правого берега Невы.

диакон Александр Берташ, член Комиссии Санкт-Петербургской епархии по архитектурно-художественным вопросам.

Перспективы возрождения

Печальная картина разорения в духе советского времени открылась моему взору в Киновии в 1998 г. Западная часть церкви была окружена гаражами, к северу расположились времянки, в подвале – котельная, моечная, раздевалка, сауна; в 1-м этаже – лаборатории, склады, цеха; в верхних этажах – конторские помещения, красный уголок и т.д. На всех этажах в алтарной части работали туалеты. На гранях барабана – тогда еще на чердаке – можно было видеть росписи: изображения Святых Апостолов Петра, Андрея, Иакова, Павла и других. Через некоторые лики были пробиты металлические балки. Но сразу стало ощутимо отсутствие суеты в этом месте, где будто остановилось время.

Робкие попытки возродить здесь приходскую жизнь предпринимались с 1993 г., но к успеху не привели. С 2000 г. началась передача здания собора (1-й, частично 2-й, 3-й этажи) Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата под подворье Иоанно-Богословского Череменецкого мужского монастыря. Начинание благословил Священноархимандрит Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, Высокопреосвященнейший митрополит Владимир и наместник Лавры, благочинный монастырей архимандрит Назарий – ведь нельзя забывать об исторической принадлежности Киновии Лавре. Разобраны  перегородки в верхнем этаже здания, где с престольного праздника Святой Троицы в 2002 г. начались регулярные богослужения.

Храм окружен промышленной зоной и не имеет удобного транспортного сообщения, нет средств на ремонт отопления и кровли, который остро необходим в первую очередь – к зиме, еще до начала полномасштабной реставрации. В перспективе должно осуществиться расселение келейных корпусов, которые находятся в неудовлетворительном состоянии и люди проживают в них в неприспособленных условиях – особенно храма Св. Архангела Михаила, передача здания бывшей бани, возможно строительство памятной часовни-крестильни на месте Всесвятской церкви, где теперь расположена свалка мусора.

Но здесь, в уединенной до сих пор Киновии, уже есть все необходимое для существования монастыря в городских условиях. Истинно монастырский дух — неторопливое богослужение, совершаемое знаменным распевом (хору — особая благодарность), в присутствии очень немногочисленных прихожан в этом отдаленном уголке Санкт-Петербурга, словно возводит нас вновь ко временам тихого бытия лаврского скита и создает умиротворенное, молитвенное настроение.

Игумен Митрофан (Осяк), 
настоятель Иоанно-Богословского Череменецкого монастыря.

Духовенство Киновии

Основана по инициативе архим. Товии. Братию в сер. XIX в. составляли 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 8 послушников и 3 служителя. В числе смотрителей Киновии были о. Никон (1830-36, до этого игумен Коневского монастыря), иеромонахи Вениамин (1840-47), Паисий (Кривоборский, 1850(48?)-54), Герасим (1855-59), Никанор, бывший настоятель церкви Волковского кладбища (Ильинский, 1859-60), игумены Пафнутий (1860-61), Аполлинарий (1861-64). Наряду с насельниками из крестьян и мещан, здесь проживали и монашествующие из дворянского сословия. Например, в 1874 г. в Киновию был переведен из неблагоприятного по климату Коневского монастыря 57-летний иеромонах Никанор (Николай Сульменев), бывший капитан флота, выпускник Морского кадетского корпуса. В том же году упоминается о некоем старце Сергие.

Литургия совершалась ежедневно, зимой — в теплой Всесвятской церкви. День Всех Святых в следующее за Троицей воскресенье являлся главным праздником Киновии. После Литургии, совершавшейся обычно архиерейским чином, крестный ход шел вокруг монастыря и кладбища, затем купцы разворачивали ярмарочные палатки. Впоследствии смотрителями были игумен Израиль (1870-е), иеромонах Митрофан (1880-е), архимандрит Тихон (нач. ХХ в.).

Собор, числившийся по адресу: дорога Правого берега Невы, д. 62, в 1925–37 гг. принадлежал приходу Патриаршей церкви. Настоятелем здесь в 1925-26 гг. был будущий Ленинградский митрополит, тогда архимандрит Гурий (Егоров, 1891-1965). Затем в храме служили иеромонах Сергий (Борис Сергеевич Ляпунов), сын выдающегося композитора (1928–32, после ареста 29 февраля 1932 г. отбывал срок в Темниковском лагере, где 9 марта 1936 г. скончался от чахотки), протоиереи Евгений Золкин (1935 — 18 мая 1936 г.), Павел Евгеньевич Троицкий (вероятно, выслан в марте 1935 г., но в мае 1936 г. был настоятелем храма). Вероятно, последним настоятелем (на декабрь 1936 — апрель 1937 г.), был протоиерей Николай Андреевич Петропавловский, родившийся 14 марта 1877 г. в Царском Селе, служивший в Путиловской и Рыбацкой церквях и расстрелянный 26 марта 1938 г. в Ленинграде. В квартирах 5 и 6 д. 16 в конце 1920-х гг. проживали иеромонахи: Иоасаф, в течение 40 лет до церковного служения работавший на Семянниковском заводе, и Игнатий (Азаренко Иван Васильевич, 1870-?, в 1923 г. арестован за протест против изъятия церковных ценностей, выслан в 1932 г. на 3 года, предположительно погребен на Киновиевском кладбище). В середине 20-х гг. оставшиеся монахи занимались кустарным промыслом. Старостой прихода был Лебедев.

Источники: РГИА. Ф. 815.
ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 187. Л. 152 об.; Ф. 1000.
Санкт-Петербургский мартиролог. СПб., 2002. С. 155, 191, 236.
Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга. 1917-1945 гг. (по документам ЦГА СПб). СПб., 1996. С. 23-24.

9.06 Киновия Александро–Невской лавры 
историческая справка

В потоке транспорта, следующего по Октябрьской набережной между Володарским и Александра Невского мостами, мало кто останавливается, даже обратив внимание на неожиданно открывающийся взору деревянный крест перед старинным, но изуродованным зданием. Между тем среди немногих достопримечательностей Невского района Лаврская Киновия имеет особое значение. Участок, занимаемый Киновией Александро-Невской лавры — самый возвышенный в округе правого берега Невы. Он был заселен уже в XV в.: согласно Переписной книге Вотской пятины 1499-1500 гг. здесь стояла деревня Рог, была рыболовная тоня. Во времена шведского владычества, как считают, здесь расположился кирпичный завод.

Первую киновию – по гречески «общежительный монастырь», учредил в IV в. Преп. Пахомий Великий. История Петербургской Киновии — в данном, уникальном, случае такое название получило отделение Лавры, началась с 1714 г. Петр I «пожаловал» Александро-Невскому монастырю, между дер. Клочки и казенными кирпичными заводами, пустынный участок площадью 141 1/6 десятины, покрытый сосняком и кустарником. Монастырь Св. Александра Невского, по замыслу царя, должен был стать центром духовного образования и культуры и отличаться особым экономическим положением, в связи с чем к нему перешли значительные недвижимые владения и церковная утварь. Участок на Правом берегу изначально предполагался для хозяйственной деятельности. По некоторым данным, монастырь продолжил выработку кирпича в старых сараях шведского завода до начала 1730-х гг., тоня сдавалась в аренду местным крестьянам.

Хозяйственное освоение участка началось, однако, только в 1810 г. Крестьяне деревни Клочки стали покушаться на пустующие земли, и лаврой было «расчищено для сенокоса по течению Невы от кирпичных заводов 13 десятин, вырыто 1619 саженей мелких канав и 1446 саженей пограничной канавы с предположением завести хлебопашество с сенным покосом и огород»[1].

Через десять лет лаврский наместник архимандрит Товия посетил участок и признал его подходящим для сенокоса и хлебопашества, если “поселить на ней некоторое число штатных лаврских служителей из крестьян и знающих сельскую работу”. Землю расчистили, частично вспахали и засеяли озимым хлебом. Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Михаил (Десницкий) предложил разместить в живописном уединенном месте летнюю дачу — загородный архиерейский дом (такой статус, приближенный к положению отдельного монастыря, получила Киновия). Там он намеревался поселиться после ухода на покой, построив каменную церковь, часовню и дом с небольшим количеством келий для размещения престарелых и больных монашествующих Лавры (поскольку в монастыре не было больницы), а также скотный двор[2].

19 апреля 1820 поступило распоряжение митрополита о закупке материалов для строительства. Архитекторы Лавры В. П. Петров и А. Прокофьев составили соответствующий проект, утвержденный архиереем. 3 июня 1820 был заключен подряд с местным крестьянином-плотником Харламом Яковлевым.

К концу лета 1820 г. был вчерне окончен и покрыт тесом деревянный дом для временного приезда митрополита с часовнею и службами. В нем предполагалось устроить церковь во имя Всех Святых[3]. Но во имя Всех Святых был освящен 29 января 1821 г. отдельно стоящий деревянный храм. Иконы для иконостаса написал А. Антонов, интерьер расписал М. X. Набоков. В связи с внезапной кончиной митрополита, намеревавшегося финансировать работы за счет второго издания своих проповедей, каменная церковь не была выстроена[4].

Летом 1822 полностью завершилось строительство трех небольших зданий Киновии. Окрестные земли распахали под яровые, разбили сад, выходивший к Неве, и обнесли все постройки забором. Началось существование Киновии, обязанности настоятеля которой исполнял смотритель архиерейского дома. Он избирался на Духовном соборе Лавры и утверждался Синодом. 6 мая 1825 г. митр. Серафим распорядился поселить в Киновии двух иеромонахов, иеродиакона и двух послушников и отпускать ежегодно на ее содержание 2553 руб. ассигнациями.

В 1840 — 1841 гг. на средства известного церковного благотворителя, Санкт-Петербургского (ранее Фридрихсгамского) купца Ф. Ф. Набилкова и по проекту архитектора А. 3. Комарова на въезде в Киновию со стороны Невы была построена небольшая надвратная классицистическая колокольня с шатровым завершением (2 саж. 2 ¼ арш. в основании). «Набилков писал в Духовный Собор Лавры, что, в отличие от Москвы, имевшей около двадцати монастырей, Петербург может похвастаться только Лаврой и для поднятия престижа столицы как духовного центра нужно максимально способствовать упрочению второго монастыря—Киновии». Наместник Лавры архимандрит Аарон указывал: “Сия обитель чрез воздвижение здесь колокольни получила гораздо лучший вид и большую привлекательность; теперь каждый, проходящий мимо ея по берегу или плывущий по Неве, уже невольно обращает взоры свои на сие жилище немногих старцев, благоговеет к славимому здесь Творцу и Промыслителю Богу, обращающему и пустынные места в жилище правды и святыни”[5].

В те же годы на средства Набилкова под деревянной церковью устроен придел во имя всех явленных и чудотворных икон Богородицы, освященный 5 октября 1841 г. Пространство между Лаврой и Киновией в то время, до строительства в 1911—1913 гг. Финляндского железнодорожного моста, хорошо просматривалось. У берега существовала деревянная пристань.

Вскоре, в мае 1844 г., тот же Ф.Ф. Набилков пожертвовал средства на постройку каменных келий. С лета 1845 до 1847 гг. по проекту архитектора А. П. Гемилиана при участии лаврского архитектора К.И. Брандта были возведены два симметричных двухэтажных корпуса с южной и северной стороны (совр. адреса Октябрьская наб., 16 и 20)[6]. В 1846 г. в северном корпусе, где находились покои митрополита (Октябрьская наб., 16), было начато устройство домовой церкви на средства Ф.Ф. Набилкова. 19 октября 1847 г. состоялось ее освящение наместником Лавры архимандритом Вениамином во имя Архистратига Михаила и Всех бесплотных сил[7].

В те же годы началось формирование будущего Киновиевского кладбища в юго-западной части. В 1848 г. по инициативе смотрителя архиерейского дома, иеромонаха Паисия стали производиться захоронения за церковью Всех Святых, возможно, отдельные могилы вокруг нее располагались и ранее, с 1820-х гг[8]. На кладбище первоначально преимущественно хоронили временно проживавших в Лавре иноков иных епархий. При отсутствии разрядов оно включало три отдельных участка прямоугольной формы: один из них – для монашествующие и почетных мирян, за зданием Троицкого храма, рядом с церковью во имя Всех Святых; второй – за канавой, а для беднейших рабочих кирпичного завода — к востоку от него, за забором, в поле. С 1850 по 1853 гг. было погребено 20 человек, к 1855 г., как сообщал новый смотритель иеромонах Герасим — всего 50, 30 и 70 человек в условных «разрядах». Из представителей привилегированных сословий отмечали лишь могилу супруги д.с.с. Л. И. Вагнера.

24 марта 1849 г. Ф.Ф. Набилков завещал 30000 руб. на постройку в Киновии каменного пятиглавого трехпрестольного собора во имя Пресв. Троицы с приделами во имя всех икон Пресвятой Богородицы и Всех Святых, по образцу собора Киево-Печерской лавры. В 1855 г. епархиальный архитектор К. И. Брандт составил генеральный план Киновии и проект нового каменного храма[9].

20 января 1856 г. Духовный собор Лавры постановил упразднить ветхую деревянную церковь во имя Всех Святых с целью освободить место в центре Киновии для постройки каменного храма и официально учредить разряды: 1-й, в церкви — 20 рублей, 2-й, на расстоянии от церкви не более 10 сажен — 5 рублей, 3-й — 3 рубля; с середины 1860-х гг. – еще и 4-й. По инициативе подрядчика купца Ивана Кондратьевича Пирогова небольшой одноглавый храм был разобран, перенесен на новое кладбище к юго-востоку от прежнего местоположения и переделан по проекту архитектора Г. И. Карпова. 5 апреля 1861 г. в Духовный собор Лавры Карпов представил план нового собора взамен проекта Брандта. Тем временем 3 июня 1862 г. состоялось освящение Всесвятской церкви на новом месте[10].

17 июня 1862 г. был заложен большой пятиглавый Троицкий храм по проекту занявшего должность епархиального архитектора Карпова, в котором частично использовались мотивы проекта Брандта (совр. адрес – Октябрьская наб., 18)[11]. В состав Строительной комиссии вошли смотритель Киновии игумен Аполлинарий, почетные граждане Вас. Федулович Громов, Сергей Галактионович Кудрявцев и продолживший строительство брат Федора Федоровича, Василий Набилков. К концу 1864 г. храм был окончен вчерне. В ходе работ стало ясно, что сумма, завещанная Ф. Ф. Набилковым, недостаточна. Перед смертью в 1865 г. В. Ф. Набилков завещал закончить постройку своему сыну и оставил для этого еще тридцать тысяч рублей[12]. Николай Васильевич Набилков выполнил отцовское завещание, и 28 июля 1868 г. Троицкий храм был освящен викарным епископом Выборгским Григорием (Медиоланским). Согласно отзывам современников, церковь в русско-византийском стиле имела “величественный вид” и отличалась “роскошной внутренней отделкой”, отделка и убранство были «исполнены весьма тщательно в строгом византийском стиле». Русский стиль здания восходит к церковным сооружениям К. А. Тона.

Размеры храма – 14 саж. в длину, 12 саж. в ширину, 14 саж. в высоту. «Главный фасад обращен на Неву с красивой лестницей о 8 ступенях. Также красив снаружи храм, поднятый над всей местностью. Внутренняя отделка его весьма изящна, особенно иконостас и живопись куполов, сводов, арок, стен и пилонов. Орнаменты превосходно исполнены. В окнах церкви, поднятых на значительную высоту от пола, устроены железные закладные переплеты, с такими же закладными, заделанными в стену, рамами, снаружи которых вставлены красивые железные решетки. Пол мозаический из цветных кусков мрамора». Три деревянных иконостаса были украшены колонками и резьбой в виде «византийской плетенки», под которой размещался слой фольги. Клиросов не было, певчие располагались на хорах. Образа для иконостаса, вырезанного по эскизу зодчего охтинским резчиком И. Е. Абросимовым, и запрестольный образ исполнил на досках академик живописи И. А. Тюрин. Росписи стен (в том числе, вероятно, изображения Евангелистов в парусах) выполнил И. Ф. Михайлов, утварь изготовили на фабрике И. Н. Алексеева (преемника Дубинина), а паникадило — на бронзолитейной фабрике Шопена. Под церковью находился «обширный подвал со сводами, предназначенный для погребения», полы в котором были выстланы лещадной плитой. Эскизы внутренней отделки и утвари составил также Г. И. Карпов. Сметная стоимость составила 60418 р. 44½ к. Святыней храма считался образ Божией Матери всех скорбящих Радости XVII в., привезенный, по преданию, с Афона[13].

Братию в то время составляли 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 8 послушников и 3 служителя. В числе смотрителей Киновии были о. Никон (1830-1836, до этого игумен Коневского монастыря), иеромонах Вениамин (1840-1847), Паисий (Кривоборский, 1850-1854), иеромонах Никанор, бывший настоятель церкви Волковского кладбища (Ильинский, 1859-1860), игумен Аполлинарий (1861-1864). Литургия совершалась ежедневно, зимой — в теплой Всехсвятской церкви. День Всех Святых в следующее за Троицей воскресенье являлся главным праздником Киновии, после Литургии, совершавшейся обычно архиерейским чином, крестный ход шел вокруг монастыря и кладбища. После купцы разворачивали ярмарочные палатки.

По состоянию на 1884 г. к Киновии относился земельный участок по правому берегу Невы площадью 109 десятин 2308 кв. саженей, граничивший с землями деревни Клочки, слободы Малой Охты, деревни Малой Рыбачьей и кирпичных заводов, в том числе под церквями и строениями 5 десятин 251 кв. сажень, под кладбищем 1276 кв. саженей. Часть земель сдавалась в аренду[14].

В 1870-е гг., после интенсивных строительных работ, братия Киновии стала испытывать вновь материальные затруднения. Смотритель игумен Израиль в 1879 г., указывал, что домовая церковь Архистратига Михаила “от долговременности почти совсем почернела и во многих местах осыпалась, резьба с позолотою у иконостаса обломилась”. Из-за отсутствия средств у Киновии о. Израиль просил разрешения произвести ремонт “на собственные деньги”, что и было осуществлено.

О. Израиль ходатайствовал Духовному собору, что в полтора-два раза повысились «вследствие низкого курса бумажных денег цены на все жизненные продукты». Среди которых упоминались живые сиги, лещи, соленая рыба, сухая треска, молочные скопы. 4. 12. 1879 было решено увеличить годовое содержание с 1200 до 1500 руб., но при этом на следующий день Духовный собор Лавры усмотрел причину недостаточности средств Киновии в том, что «Киновийское кладбище очень быстро замещается, вероятно, по причине низкой цены за место». Кроме того, отсутствовала четкая система цен на могильные места и деления на разряды.

Ризничий архим. Митрофан, выполняя предписание исправить ситуацию, 5.1.1880 представил положении о кладбище и счел необходимым «определить разряды могил правильной планировкой местности с постановлением таблиц», уменьшив число могил 4-го – самого низкооплачиваемого, разряда. Собор одобрил данное решение с добавлением, однако, 5-го разряда по 3 р. Согласно положению, стоимость захоронений составляла: 1-й разряд близ церкви – 100 р.; далее — 50, 25, 10 и 3 р.; склепы с кирпичными стенами и сводами стоили 20 р.[15] Для 1-го разряда было отведено 650 квадратных сажень, для 2-го— 1495, 3-го— 2300, 4-го— 6000, 5-го—2900. Среди погребенных преобладали мещане, крестьяне и купцы.

Однако по «Положению о предметах, требующихся при погребении усопших на Киновийском кладбище», следовало обязательно отпевать их в Киновии и взымать за просфоры, вино, ладан, употребление облачений и использование храма 15 руб. Население в окрестностях Киновии было «самым беднейшим». Родственники покойных из-за невозможности заплатить такую сумму должны были везти их на городские кладбища — Фарфорового завода или Малоохтинское. В связи с этим смотритель Киновии иеромонах Митрофан ходатайствовал перед Духовным собором Лавры об уменьшении платы – за вырытие могилы 1,5-2 руб. вместо трех, с младенца – 1 руб.; отпевание 5-6 руб. вместо десяти, младенца 2,5-3 руб. вместо пяти. 27.01. 1886 г. его мнение было одобрено собором в случае «крайней бедности» семей умерших[16]. Кладбище заняло территорию, в пределах которой находилось до 1927 г.: два прямоугольных участка — за зданием Троицкого храма, рядом с церковью Всех Святых и бывший участок рабочих кирпичного завода —позади первого, перпендикулярно к Неве.

В 1888 г. был произведен ремонт Всесвятской церкви. Во второй половине XIX в. был организован перевоз на левый берег Невы, использовался небольшой пароход “Киновия”. Этот путь являлся основным для осуществления связи между Лаврой и ее скитом. После прекращения бечевого судоходства набережная Невы постепенно размывалась. На средства Лавры она неоднократно укреплялась и подсыпалась. В 1913 г., когда обрушение берега стало угрожать постройкам Киновии, были отпущены деньги на досыпку береговой линии песком, обдернование и мощение. Летом 1914 г. против Киновии появились первые 262 кв. сажени булыжной мостовой.

9 июня 1923 по решению Петрогубисполкома следовало закрыть и упразднить Михаило-Архангельскую церковь, жилые здания передать Губоткомхозу[17]. Келейные корпуса Киновии были конфискованы под жилье и в этом статусе сохраняются до настоящего времени.

Тем временем собор, числившийся по адресу: дорога Правого берега Невы, д. 62, в 1925 – 1937 гг. принадлежал приходу Патриаршей церкви, настоятелем первоначально был будущий Ленинградский митрополит, тогда архимандрит Гурий (Егоров)[18]. Затем в храме служили прот. Николай Петропавловский, Евгений Золкин, Павел Троицкий[19].

В начале 1920-х гг. кладбище официально не действовало, однако согласно в 1928 гг. было расширено в сторону военного стрельбища и вновь открыто для захоронений по постановлению плановой комиссии Ленгороткомхоза от 1-го Августа 1928 г. Специально предусматривалось «при разбивке кладбища учесть возможность захоронения согласно различным культам». К решению сохранить некрополь властей подтолкнуло предполагавшееся уничтожение Спасо-Преображенского (Фарфоровского) кладбища, вскоре осуществленное[20].

Тридцатые – начало сороковых годов оказались наиболее трагичными для Киновии. Когда число прихожан пополнилось после постройки на соседнем участке дома-коммуны для рабочих Невского Комбината и завода «Республики», власти особенно забеспокоились. Уже в 1931 г. инспектор культов Володарского района Леопольдова настаивала на сносе хотя бы «мешавшей» постройке Всесвятской церкви, «т.к. отдельными двумя зданиями одно объединение пользоваться не может … согласно Закону о религиозных объединениях от 8/I V –29 г.»[21]. Киновийский Церковный совет 3 февраля 1931 г. указывал, однако, что «летний каменный храм Св Троицы в настоящее время не вполне приспособлен к совершению в нем богослужения в зимнее холодное время. В нем нет отопления и двадцатке придется устраивать его заново. В 1929 г. взрывами ледяных запор на Неве было выбито немало стекол в окнах этого храма. Работа по отеплению его потребует немало времени». В связи с этим он просил «отсрочить освобождение и передачу церкви Всех Святых до конца апреля месяца и разрешить … пока продолжать в нем богослужения». 20-21 ноября 1933 г. были сняты и впоследствии переплавлены 7 колоколов Киновии весом 4408 кг. с оценкой: «1,8% засоренности. Сорт 2»[22].

Одновременно Президиум Облисполкома по представлению Комиссии по вопросам культов не оставлял идеи «ликвидации» главной – Троицкой церкви. 14 июня 1934 г. был внесен проект следующего постановления: «Принимая во внимание, что церковь находится в рабочем районе и окружена промышленными предприятиями, что рабочие последних дали наказ своим депутатам в Советы добиваться закрытия церкви, что здание содержится крайне неудовлетворительно и что по техническим особенностям использование здания для общественных надобностей нецелесообразно – церковь «Св. Троицы» закрыть и здание снести»[23].

В 1936 — 1937 гг. уже предполагалось закрыть не только церковь под традиционным предлогом – «здание не ремонтируется, вследствие чего разрушается», но и кладбище. 13 сентября 1936 г. областная комиссия по вопросам культов, «ввиду того, что требуемый капремонт 20-ка произвести не в силах», постановила закрыть церковь Пресв. Троицы. И хотя община боролась до последнего, адресуя жалобы в Москву, 23 июня 1937 г. Президиум ВЦИК утвердил постановление Президиума Леноблисполкома «церковь закрыть и здание передать под мастерские Промкомбината Володарского района». Здесь разместилась фабрика, в подвале — картофелехранилище[24]. В том же году была разрушена колокольня, в 1942 г. — церковь Всех Святых, уничтожены ряд хозяйственных сооружений, все захоронения у церквей.

Здание Троицкой церкви после 1937 г. претерпело очень значительные утраты: были снесены центральная шатровая световая глава и пять боковых глухих, растесаны оконные проемы, в том числе заложено и растесано с изменением формы окно на западном фасаде; по центральной и правой осям южного фасада на месте окон устроены дверные проемы. Были сбиты почти все элементы наружного декора (в частности, утрачены килевидные завершения архивольтов; профили опорных столбов порталов). На северной абсиде возведена металлическая пожарная лестница. В храме устроены два междуэтажных перекрытия (образовавшиеся помещения во всех этажах, а также в подвалах, выгорожены), лестницы в юго-восточной и юго-западной (ведет в подвал) частях четверика. Своды в подкупольной части пробиты для устройства четырех вентиляционных шахт, при этом частично уничтожена живопись. Утрачена вся внутренняя отделка, усыпальница в подвальном этаже. В настоятельском корпусе полностью перепланирована домовая церковь с размещением в ее объеме жилых квартир.

По приказу Министра Легкой Промышленности СССР А. Н. Косыгина от 31 октября 1949 г. комбинат подсобных предприятий Главленхлоппрома передал изуродованное здание Всесоюзному строительно-монтажному тресту «Легпромстрой» (строительно-монтажный трест № 6). Церковь уже окружали безобразные постройки котельной, склада, проходной; стоянка автомашин, подземное бензохранилище /землянка/, в алтаре, отделенном глухой стеной, находились котельная и туалет[25].

В 1952 г. церкви нашли очередное использование – под общежитие. По всем четырем этажам поселились рабочие легкой промышленности, к этому времени фасады: оштукатурили и покрасили[26]. В 1954-1955 г. жилые строения и бывшая баня (до конца 1970-х использовавшаяся под жилье) были капитально ремонтированы, в 1951 – 1953 гг. сооружен производственный корпус за алтарем. Только в 1960 г. многострадальное здание покинули жильцы и на следующий год здесь разместился трест № 19 комсомольско-молодежного СМУ № 1 имени XIV съезда ВЛКСМ. Окружающий район еще по Генплану 1931-1935 гг. был задуман как центр промышленно-транспортного строительства. И в 1969 г. на секции архитектурно-технического совета по проектированию детальной планировки Правого берега Невы было решено продолжить ту же тенденцию застройки и развития района: «Мы считаем, что в силу специфических условий, т.е. наличия строящихся обходных железнодорожных путей, близости кладбища и Невского химического комбината, использовать эти территории под жилищное строительство не представляется возможным»[27].

В 1981 г. в доме № 20 разместились мастерские лечебного труда в ведении Райздравотдела (в 1999 г. — лечебно-производственные трудовые мастерские при психоневрологическом диспансере). В 1989 – 1990 гг. был осуществлен частичный ремонт церкви. В 1991 г. управление малой механизации было преобразовано в АОЗТ «Пульс», занимавшее нижние этажи и подвал перестроенного здания (верхний этаж – МГП-1). К началу 1990-х гг. западная часть церкви была окружена гаражами, к северу от крыльца расположились временные строения, в подвале – котельная, моечная, раздевалка, сауна; в 1-м этаже – лаборатории, склады, цехи, мастерские; во 2-м – конторские помещения, красный уголок; в 3-м – архив, кабинет, комната секретаря, кладовая и т.д.[28].

В настоящее время на территории также располагается АО «Акбор» (автосервис «Хонда»), занимающий возведенный к 1990 г. северный производственный корпус. С 2001 г. началась передача Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата здания собора (1 и 3-й этажи) и настоятельских келий (квартира в 1-м этаже, используется для проживания диакона) под подворье Иоанно-Богословского Череменецкого мужского монастыря. Осуществлена разборка поздних перегородок в верхнем этаже здания, где с 2002 г. начались регулярные праздничные богослужения. Храм окружен промышленной зоной и не имеет более-менее удобного транспортного сообщения, нет средств на ремонт отопления, перекрытие кровли. Но неторопливое богослужение, совершаемое знаменным распевом, в присутствии очень немногочисленных прихожан в этом отдаленном уголке Санкт-Петербурга, словно возводит нас вновь ко временам уединенного бытия бывшего лаврского скита и создает истинно умиротворенное, молитвенное настроение.

 

Архитектурное описание.

Здания Киновии Александро–Невской лавры расположены на Октябрьской набережной правого берега Невы между Финляндским железнодорожным мостом и мостом Володарского. Участок неправильной многоугольной формы окружен с севера промышленной (2-я половина XIX – 1960-е гг.), с юга — жилой (1930-60-е гг.) застройкой, с востока граничит с Киновиевским кладбищем. Комплекс в настоящее время включает в себя соборную церковь Пресвятой Троицы, келейные корпуса: настоятельский с домовой церковью Св. Архангела Михаила и братский. К югу от церкви сохранилось перестроенное хозяйственное одноэтажное сооружение второй половины XIX в. (баня?). К северо-востоку от церкви – капитальное здание АО «Акбор». Значительная часть территории занята хаотичной временной застройкой хозяйственного назначения (преимущественно авторемонтные мастерские).

Главное сооружение комплекса – церковь Пресвятой Троицы — расположена со значительным отступлением от красной линии Октябрьской наб., в глубине участка. Лишенная завершений и отделенная от берега разросшимися деревьями, бетонной оградой и гаражами, она во многом утратила роль градостроительной доминанты района. Келейные корпуса фланкируют храм с севера и с юга и расположены по красной линии набережной. Ранее занимавшие в ансамбле подчиненное положение, ныне они в большей степени участвуют в формировании панорамы берега Невы.

Церковь разделена на три этажа, кирпичная, оштукатуренная, на подвалах, четырехстолпная, прямоугольная в плане. Главную роль в объемно-пространственной композиции играет массивный четверик основного объема. К нему примыкают двухъярусный ризалит-притвор и три полуциркульные в плане абсиды. Объем притвора перекрыт кровлей полуциркульной формы; основной объем – четырехскатной, алтарные абсиды – многоскатной кровлей. Фундаменты бутовые, ленточные.

Фасады симметричны относительно своих центральных осей, имеют трехчастное членение. Цоколь облицован плитами известняка. Четверик завершен профилированным карнизом, декорированным прямоугольными ширинками, на углах оформлен гранеными выступами.

Центральные части северного и южного фасадов решены в виде перспективных порталов с профилированными архивольтами на импостах, опирающихся на лопатки сложного профиля. Центральная часть западного фасада (притвор) идентична формам боковых порталов. По средней оси притвора в арочных нишах – тройное окно и дверной проем главного входа, к которому ведет широкая одномаршевая лестница со ступенями путиловской плиты. На восточном фасаде — вход в подвал (лестница с такими же ступенями). По центральным осям абсид – высокие арочные ниши и прямоугольные оконные проемы в уровне первого-третьего этажей. По всем фасадам расположены прямоугольные окна, по центральным осям – тройные.

Планировка помещений в первом этаже – зальная, во втором и третьем – с центральным коридором. Храм завершен восьмигранным барабаном на парусах, опирающихся на четыре граненых столба. Барабан в основании декорирован штукатурными «зубцами» и имеет позднее перекрытие. В подвале и на третьем этаже основного объема в угловых частях своды крестовые, между ними – вспарушенные. Подвал перекрыт вспарушенным сводом в центральной части, притвор — цилиндрическим сводом с распалубками, абсиды — конхами.

На гранях барабана (ныне чердачное помещение) частично сохранились росписи в технике масляной живописи, выдержанные в позднеакадемической манере. В профилированных нишах-киотах с килевидными завершениями изображены Святые Апостолы Петр, Андрей, Иаков, Павел, Прохор, Филипп, Варфоломей, Фаддей, Тимон, Пармен и другие.

В притворе сохранилась (кроме ограждений) двойная одномаршевая лестница с каменными забежными ступенями и с опиранием на стены, ранее ведшая на хоры. Полы, двери, оконные заполнения поздние.

 

Келейные корпуса — бывший настоятельский (митрополичий) северо-западный с домовой церковью и братский юго-западный — двухэтажные, на подвалах, кирпичные, оштукатуренные, Г-образные в плане. Северо-западный фасад настоятельского корпуса в 8 осей, юго-восточный в 4 оси; братского — юго-восточный в 8 осей, северо-западный в 4 оси. Юго-западные фасады обоих корпусов в 5 осей, северо-восточные в 3 оси.

Кирпичные стены контрастируют с оштукатуренными и побеленными деталями. Углы здания выделены широкими лопатками с килевидными нишами и ширинками; подоконные тяги и цоколь, облицованный известняковой плитой, декорированы ширинками. Под фризом карниза аркатурный поясок. Дворовые фасады имеют упрощенную отделку. Северо-восточный торцевой дворовый фасад настоятельского корпуса — алтарная стена домовой церкви с глухими арочными нишами в первом и втором этажах (окно только по третьей оси второго этажа), завершается ступенчатым аттиком с двумя круглыми нишами. Входы в здания со двора. Окна первого этажа полуциркульные с фигурными кокошниками, второго этажа – полуциркульные, имеют архивольты с килевидными завершениями. Сохранилась коридорная планировка с односторонним расположением келий, лестница с опиранием на стены. Коридоры перекрыты крестовыми сводами в первом этаже; во втором этаже плоские перекрытия, в подвалах сохранились коробовые и сомкнутые своды.

Во 2-м этаже митрополичьего корпуса сохранились своды б. домовой церкви, частично скрыты под поздним потолком. У окна в одной из квартир /средняя часть быв. храма/ выявлена роспись: изображение преподобного в рост, со свитком /?/ в руке, маслом по штукатурке.

Фундаменты зданий Киновии бутовые, ленточные. Стены: кирпич, штукатурка. Кровля металлическая по деревянным стропилам.

Киновия – интересный и единственный сохранившийся образец небольшого монастырского комплекса бывших окраин С.- Петербурга, выдержанный в традиционных для третьей четверти ХIХ века формах «русского стиля»; градостроительная доминанта в панораме набережной правого берега Невы.

 

Комплекс зданий Киновии Александро – Невской лавры, находящийся по адресу: Санкт-Петербург, Невский район. Октябрьская наб., 16, 18, 20.– церковь Пресвятой Троицы (1861 – 1868), келейные корпуса (1845 – 1847): настоятельский с домовой церковью Архангела Михаила и братский – включен в «Перечень вновь выявленных объектов», одобренный постановлением Правительства Санкт-Петербурга № 7 от 12.02. 2001 г. и зарегистрирован в «Списке вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную и художественную или иную культурную ценность», утвержденном приказом председателя КГИОП Н. И. Явейна № 15 от 20.02. 2001 г.; входит в «Перечень объектов, включаемых в Государственный список недвижимых памятников градостроительства и архитектуры местного значения». На территории комплекса находится здание бани Киновии, не зарегистрированное в «Списке…». Согласно Федеральному закону от 15.07. 2002 г., список вновь выявленных объектов именуется списком выявленных объектов культурного наследия; памятников градостроительства и архитектуры местного значения – объектов культурного наследия регионального значения.

Комплекс не входит в объединенную охранную зону и зону регулирования застройки памятников истории и культуры С. — Петербурга. Церковь находится в стадии передачи Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви, келейные корпуса используются под жилье. Охранная документация — в стадии подготовки

 

На территории Киновиевского кладбища (Октябрьская наб., 14), расположенного между Октябрьской набережной и железнодорожной линией, примыкающей к Дальневосточному проспекту, находятся исторические захоронения — памятники истории и культуры местного значения — Братская могила советских воинов, погибших в Великую Отечественную войну (1943, участок 8); решение 328; Братская могила советских воинов и жителей Ленинграда, погибших в период обороны города (1946, надгробие, арх. И. И. Фомин, С. И. Герасименко; там же, реш. 328); могила участника Октябрьской революции и Гражданской войны Н.И. Титова (1892 – 1966) /Коммунистическая площадка, реш. 757/.

А. В. Берташ

[1] Рункевич С.Г. Александро-Невская лавра. СПб. 1913. С. 845.
[2] Рункевич С.Г. Александро-Невская лавра. СПб. 1913; Валдин В. В. Киновиевское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. СПб. 1993. С. 472 — 479.
[3] РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1820 г.). Д. 41.
[4] Валдин В. В. Киновиевское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. СПб. 1993. С. 472 – 479; Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт — Петербурга. СПб. 1994. Т. 1. C. 49-52.
[5] РГИА. Ф. 815. Оп. 13. Д. 275. Л. 42 об.
[6] РГИА. Ф. 815. Оп. 13. Д. 275. Л. 42 об.; РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1844 г.). Д. 70; РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1847 г.). Д. 55; Валдин В. В. Киновиевское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. СПб. 1993. С. 472 — 479.
[7] РГИА. Ф. 815. Оп. 13 (1892 г.). Д. 275. Л. 42 об.
[8] Валдин В. В. Киновиевское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. СПб. 1993. С. 474.
[9] РГИА. Ф. 815. Оп. 12. Д. 85. 1855-1861 гг.
[10] РГИА. Ф. 815. Оп. 9 (1861 г.). Д. 144. Л. 1–2, 47об.–49, 149.
[11] РГИА. Ф. 815. Оп. 12. Д. 85. 1855-1861 гг. Л. 3об., 7.
[12] РГИА. Ф. 815. Оп. 13. Д. 275. Л. 43.
[13] Внутренние новости. Петербургская хроника. [Освящение храма] // Голос. 1868. 12.08. № 221. С. 1; Киновия // Иллюстрированная неделя. 1875. 7.9. № 35 (135). С. 545 — 546.
[14] РГИА. Ф. 815. Оп. 13 (1892 г.). Д. 275.
[15] РГИА. Ф. 815. Оп. 10 – 1879 г. Д. 260.
[16] РГИА. Ф. 815. Оп. 10 – 1886 г. Д. 35.
[17] ЦГА СПб. Ф. 1001. Оп. 8. Д. 11. Л. 257.
[18] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917 – 1945 гг. (по документам ЦГА СПб). СПб. 1996. С. 23 – 24; ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1133. Л. 23; ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1047. Л. 349, 353, 356; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 57; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 58;
[19] ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 187. Л. 152об.
[20] ЦГА СПб. Ф. 3200. Оп. 1. Д. 63. Л. 146.
[21] ЦГА СПб. Ф. 1000. Оп. 49. Д. 35.
[22] .ЦГА СПб. Ф. 1000. Оп. 50. Д. 23. Л. 69.
[23] ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 646. Л. 311а.
[24] Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917 – 1945 гг. (по документам ЦГА СПб). СПб. 1996. С. 23 – 24; ЦГА СПб.; ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1133. Л. 23; ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1047. Л. 349, 353, 356; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 57; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 58
[25] Архив ПИБ Невского района. Октябрьская наб., 18; ЦГА НТД СПб. Ф. 4965. Оп. 2. Д. 4787. Л. 88 /1956 г./.
[26] Архив ПИБ Невского района. Октябрьская наб., 18.
[27] ЦГА НТД СПб. Ф. 36. Оп. 1-4. Д. 1076. Л. 21.
[28] Архив ПИБ Невского района. Октябрьская наб., 18.

ИСТОЧНИКИ

  1. [М.К.]. Описание С.-Петербургской губернии по уездам. СПб., 1838.
  2. Внутренние новости. Петербургская хроника. Окончен великолепный храм // Голос. 1868. 28.05. № 146. С. 2.
  3. Внутренние новости. Петербургская хроника. [Освящение храма] // Голос. 1868. 12.08. № 221. С. 1.
  4. Киновия // Иллюстрированная неделя. 1875. 7.9. № 35 (135). С. 545 — 546.
  5. Лавры, монастыри и храмы на Св. Руси. С. — Петербургская епархия. СПб., 1908. Ч. 1. С. 19.
  6. Рункевич С.Г. Александро-Невская лавра. СПб., 1913. С. 858-859, 932-935, 993.
  7. Мироненко О. “С большой трудностью и прискорбием…” // Вечерний Ленинград. 1990. 26.06. № 146 (19136). С. 3.
  8. Валдин В. В. Киновиевское кладбище // Исторические кладбища Петербурга. СПб., 1993. С. 472 — 479.
  9. Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт — Петербурга. СПб., 1994. Т. 1. C. 49-52.
  10. Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917 – 1945 гг. (по документам ЦГА СПб). СПб., 1996. С. 23 – 24.
  11. Храмы Петербурга. Сост. Шульц-мл. С.С. СПб., 1996.
  12. РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1820 г.). Д. 41.
  13. РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1844 г.). Д. 70.
  14. РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1847 г.). Д. 55.
  15. РГИА. Ф. 815. Оп. 8 (1849 г.). Д. 62.
  16. РГИА. Ф. 815. Оп. 9 (1855 г.). Д. 45.
  17. РГИА. Ф. 815. Оп. 12. Д. 85. 1855-1861 гг.
  18. РГИА. Ф. 218. Оп. 4. Д. 964. 1861 г.
  19. РГИА. Ф. 815. Оп. 9 (1861 г.). Д. 144. РГИА. Ф. 815. Оп. 9 (1861 г.). Д. 103.
  20. РГИА. Ф. 815. Оп. 10 (1879 г.). Д. 109.
  21. РГИА. Ф. 815. Оп. 10 (1879 г.). Д. 260. О возвышении до 1500 руб. бюджета по содержанию Лаврской Киновии и об распределении Киновийского кладбища на пять разрядов. 4.12. 1879. 127 л.
  22. РГИА. Ф. 815. Оп. 10 (1886 г.). Д. 35.
  23. РГИА. Ф. 815. Оп. 12. Д. 16. 1884 г.
  24. РГИА. Ф. 815. Оп. 13 (1892 г.). Д. 275. О предоставленных с экономом Лавры планах Лаврским домам и землям, с перепиской о построении церкви в Лаврской киновии. 30.6.1892.
  25. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1901 г.). Д. 14. О погребениях в Киновии.
  26. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1901 г.). Д. 60. О пожертвованиях в Киновию.
  27. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1902 г.). Д. 36. О денежных суммах Киновии.
  28. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1902 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  29. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1903 г.). Д. 36. О денежных суммах Киновии.
  30. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1903 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  31. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1904 г.). Д. 41. О погребениях в Киновии.
  32. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1904 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  33. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1905 г.). Д. 36. О денежных суммах Киновии.
  34. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1905 г.). Д. 41. О погребениях в Киновии.
  35. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1905 г.). Д. 45. О ремонте зданий в Киновии.
  36. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1906 г.). Д. 36. О денежных средствах Киновии.
  37. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1906 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  38. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1907 г.). Д. 36. О денежных средствах Киновии.
  39. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1907 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  40. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1908 г.). Д. 36. О денежных средствах Киновии.
  41. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1908 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  42. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1909 г.). Д. 36. О денежных средствах Киновии.
  43. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1909 г.). Д. 45. О ремонте зданий Киновии.
  44. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1917 г.). Д. 34. О ремонте зданий Киновии.
  45. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1917 г.). Д. 55. О погребениях в Киновии.
  46. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1918 г.). Д. 34. О ремонте зданий Киновии.
  47. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1918 г.). Д. 55. О денежных средствах Киновии.
  48. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1919 г.). Д. 12. О денежных средствах Киновии.
  49. РГИА. Ф. 815. Оп. 11 (1906 г.). Д. 13. О погребениях в Киновии.
  50. РГИА. Ф. 835. Оп. 1. Д. 622. 1901 г.
  51. ЦГА СПб. Ф. 3200. Оп. 1. Д. 63. Л. 41, 146-154.
  52. ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 646. Л. 311а.
  53. ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1133. Л. 23.
  54. ЦГА СПб. Ф. 7179. Оп. 10. Д. 1047. Л. 349, 353, 356.
  55. ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 57.
  56. ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 58.
  57. ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 187. Л. 152.
  58. ЦГА КФФД СПб. Д 16651; Д 14061; Д 16652; Д 16649; Д 16650, Д 16653 (1913 г.).
  59. КГИОП, архив. Планы С. – Петербурга 1858, 1867, 1874, 1877, 1892, 1905, 1914, 1917 гг. Plan von St.Petersburg. № XVII / г-163. Л. 105. 1865-1866 гг. Планы Ленинграда 1925, 1926, 1929, 1934, 1936, 1940 гг.
  60. Геолого-геодезическая служба Комитета по градостроительству и архитектуре Администрации Санкт-Петербурга. Планы С. – Петербурга- Петрограда – Ленинграда 1907, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1939, 1940, 1947 гг.

КГИОП, СИПП. Архив. Планы С. – Петербурга 1858, 1867, 1874, 1877, 1892, 1905, 1914, 1917 гг.
Plan von StPetersburg. № XVII / г-163. Л. 105. 1865-1866 гг.
Планы Ленинграда 1925, 1926, 1929, 1934, 1936, 1940 гг.

Исторические захоронения на Киновиевском кладбище

(по В. В. Валдину)

  1. Алипов Владимир Иванович. 1923—1988. Врач-гинеколог, чл.-корр. Академии медицинских наук. Гранитная стела. 1-й “старый” уч.
  2. Балабанов Вячеслав Дмитриевич. 1914— 1976. Лауреат Государственной премии. Гранитная стела. 8-й уч.
  3. Бухарева А. Ф. 1843—1871. Мещанка.

Чугунный крест на гранитном постаменте. Мариентальская литейная мастерская. 1-й “старый” уч.

  1. Васильев Павел Осипович. 1910—1952. Артиллерист, Герой Советского Союза. Гранитная стела. 18-й уч.
  2. Верзилин Николай Михайлович. 1903—1984. Ученый-биолог, писатель, педагог. Гранитная стела. 1-й “старый” уч.
  3. Власов Леонид Васильевич. 1930—1966. Инженер-механик, главный конструктор. Гранитная стела. Коммунистическая площадка.
  4. Гридчин Валерий. 1939—1977. Артист. Гранитная стела с барельефом. 8-й уч.
  5. Иванцова Екатерина. 1940—1966.

Мраморная скульптурная группа; эпитафия. 3-й “новый” уч.

  1. Каплан Семен Соломонович. 1912—1983. Артист балета, балетмейстер. Мраморный памятник. 21-й уч.
  2. Клупт Вениамин Соломонович. 1897—1963. Ученый-географ. Гранитный памятник. 14-й уч.
  3. Панкратов Григорий Иванович. 1896—1981. Гвардии генерал-майор. Архитектурная композиция. 1-й “старый” уч.
  4. Титов Николай Иванович. 1882—1966. Революционер, член партии с 1918 г. Гранитная стела. Коммунистическая площадка.
  5. Хрисанфов Александр Яковлевич. 1817— 1862.

Хрисанфова Екатерина Львовна. 1790—1865. Гранитное основание; крест утрачен. 1-й “старый” уч.

  1. Штрейс Альберт Иоаннович. 1893—1931. Ученый-гигиенист, профессор. Гранитная стела. 1-й “старый” уч.